PDA

Просмотр полной версии : Ес Соя


Killzero
24.12.2010, 15:40
рельсы

вчера блевал чернилами
на Ж.Д.вокзале
знаешь иногда кажется
что мы с тобой играли
рельсы, которые между нами
сдали на металлолом
панки с перехода
с печенью и глазами
выжженными от свободы.

нулевые

на календаре нулевые
которые скорее диагноз, чем дата
не смотря на это
кончилось лето
перекрестками распяты постовые
окружают тысячи то ли людей, то ли солдат
на геометрически идеальное гетто
25ым кадром ложится закат.

инвиз

смогу ли я тебя встретить (вернуть)
ты где то на юге
еще южнее (нежнее) (нужнее) меня
*ненужное зачеркнуть*
это говорю не я
это вещает живота низ
пиши, если что.
я в инвиз

кислотный дом

в последние минуты пятницы
помни о том
как тяжело развернуться
в местности безповоротной
дни несутся
и я не почувствовал особой разницы
променяв отчий дом
на кислотный

мама, мы роботы

информацию *о себе*
вечно меняли, стирали
в графе *с кем*
мы постоянно врали
замыкание схем
и мы пошли по спирали

нечего

я по жизни стареньким фордом
беру попутчиков на трассе
я по жизни джазовым аккордом
в общей массе
а ты рекламным биллбордом
любишь широкоплечего
и мне со своим вордом
тут делать нечего

восприятие

снег на земле
неожиданно стал мукой
можно замесить из него тесто
если идти долго
он не холодный
можно прикоснуться рукой
30го января
ты стала строкой

меня

касаешься меня жгуче
танцуешь на моих ребрах чечетку
у нас с тобой есть future
но оно такое нечеткое
перебирай меня, перебирай меня
словно четки

мы рассыпаемся, как драже
в твоем жж
обжигает новый пост
собирай меня. собирай меня
словно волосы в хвост

молитва

отче наш, еже еси
заплати за такси

прости меня, господи
ибо ведаю, что творю,
проклинаю зарю,
нещадно горю.
понимаю. много взял на себя.
бунтарь хуев.
господи, забери все.
оставь лишь немного вина
и поцелуев.

главными

многого не хватало в обстановке,
например : свечей.
и было бы хорошо,
чтоб ты была ничья и я ничей.

вообще. многого не хватает для счастья.
и вот он. первый поцелуй,
как первое причастье,
хлебом, размоченным в вине.

позволь принять в твоей жизни участие.
позволь стать твоими зимними планами.
и пусть те роли, что отведены мне
станут главными.

совсем

последние ноябрьские минуты
ночь накрыла нас огромной лапой
кто-то что-то напутал
дождь нас неприлично лапал
крепкие сигареты. помоему 1.2 и 0.7
и ты, обретшая красоту всех соборов.
я люблю тебя сейчас. совсем.
обойдемся сегодня без споров.

одиноки

все и так понятно
не нужен сонник
этот проклятый город – миллионник
все в нем так опрятно
ну все. Пока. Оки – чмоки
как же мы одиноки.

апельсины

этот город будто дразнится
шепчет твои секреты на ухо какой то юле
а тебя заворачивает в подарочные стены

и по пятницам
варит тебя в кипятке. в кастрюле
ставит на тебя специальные цены
расфасовывает в магазины

и нет особой разницы
что ты режешь утром в июле
себя или апельсины

вгорло

вместо года прошло несколько лет
вместо гвоздей.
как по маслу входят сверла
я одену свой шлем и бронежилет
но ты умней.
ты будешь целиться в горло.

Добавлено через 4 минуты
http://www.stihi.ru/avtor/sunfish

imago
24.12.2010, 20:36
Я однажды чуть на его квартирник не попала...
Не попала...

Killzero
24.12.2010, 20:51
А я бы не хотел...
Я вообще не люблю смотреть, как стихи произносят...
Особенно странно это получается именно у авторов...
Я видел много всяких записей... и так видел много чего...
Разные голоса и характеры... темпераменты и манера приподносить...
Но не могу как-то принять в таком виде...
Не по себе делается...
Это то, что читать нужно...
Зарифмованное думают, а не произносят...

imago
29.12.2010, 18:32
Особенно странно это получается именно у авторов...
Да, я тоже заметила... Это как медуза, из воды вытащенная...

Добавлено через 9 минут
Разве что в слэм-поэзии всё наоборот...

Dione
12.06.2011, 22:48
В такие дни нас двое
и кто то обязательно должен быть сильнее.
но так получилось...
мы оба не умеем играть.
и, наверное, поэтому у обоих на глазах слезы.
слишком много слез на глазах и внутри.
слишком много, чтоб улыбаться и говорить, что все будет хорошо.
и это прекрасно, когда плачем вместе...
когда уже скучаем друг по другу.
еще обнимаемся, а уже скучаем...
оба не умеем играть.
я знаю, если я скажу...не уезжай, останься - ты пропустишь поезд, выкинешь билет
и мы пойдем смотреть на заснеженное море.
но мы не смотрим друг другу в глаза
боимся обжечься..
хотя. я однажды посмотрел в них...
они уставшие.
и вот ты уходишь, точнее уезжаешь
а точнее - садишься в поезд и он уезжает
не ты уезжаешь, а поезд
но какая разница, кто уезжает
ты или поезд
ведь, ты далеко....теперь
ты хорошая
ты любимая
ты единственная
ты далеко
ты далеко. и словам и чувствам внутри теперь некуда деться
совсем некуда деться.
поезд уехал, а я остался, как один из фонарей стоять на перроне
и всего один раз в жизни бывает так больно
у тебя, наверняка, верхняя боковая полка
ты сидишь, пока что, на нижней, положив руки на столик,
который скоро станет кроватью
для этой толстой и доброй женщины
та улыбалась тебе
и всячески пыталась завести разговор.
но ты смотреда в окно
а за окном шел снег.
такое ощущенье, что он шел только за твоим окном.
сегодня снег не мог не пойти.
он засыпал твой поезд.
теперь ты едишь на белом поезде, если смотреть сверху
интересно, понимаешь ли ты это
и я, ведь тоже, когда то был пасажиром такого поезда
не в смысле заснеженного
а в смысле увозившего с собой.всё
был печален. ехал. только не было снега. были руки берез
которые как то по кадрово мелькали за моим окном.
а до этого были слезы, обещания, прислонения ладонью к стеклу.
и кто то оставался на перроне одиноким фонарем.
а деревья менялись с какими то полям, а иногда дормами
и поезд был синий или зеленый
и чай в нем со вкусом хлорки.
и белье влажное. все время.
но ведь деревья то не в поезде, поэтому они прекрасны.
говорят от перемен слогаемых сумма не меняется
еще как меняется...
так я в поезде. мне тепло и грустно
мне было тяжело уезжать, но я уехал, ведь так надо
и я еду. там куда я еду, меня ктото ждет
необязательно на вокзале. просто ждет.
а так меня оставили. да еще и зимой.
и я один. и жизнь одна. и вокзал один
и любовь, наверное, одна.
я сел в маршрутку. в самый конец. сбоку.
маршрутка переполнена. а мне одиноко.
и так хочется что то сказать ей, той, которая в белом поезде, но я еду
и в голове играет то ли саксофон, то ли еще что,
точнее не играет, а плачет. навзрыд.
и руки замерзли. и хочется курить. а додому еще так далеко.
и я встану. передам за проезд. мое место тут же займут
я выйду и закурю.
до дома далеко. скорее всего сегодня маршрутки тут больше не пройдут.
никого рядом нет, то есть люди
но, ведь, если тебя рядом нет, то никого рядом нет
есть только сигарета. и я иду и вдыхаю гнилью промышленного района.
иду вообщем то домой.
и тут понимаю, что город. куда ты едишь и мой дом в разных направлениях
и я осознанно отдаляюсь от тебя.
и от этой мысли на душе ноябрь
самый мерзопакостный месяц года.
а ты уже. наверное, спишь на своей привычной верхней боковой.
под одеялом, которое дал неприятный молодой и немного пьяный проводник,
а люди напротив играют в карты
и девушка положила свои ноги на колене мужчине, выражая так свою любовь
а ты спишь, или как всегда мечтаешь перед сном.
и белый поезд уносит тебя в твой город, где сердце у людей бьется быстрее
и проезд в маршрутках дороже.
сколько раз я уезжал, но это было, как то не так.
я шел вперед, как ковбой на диком западе.
вперед. вперед. вперед.
оставались сердца..там..на перроне
а сейчас, ты уехала, а я остался
писать тебе сообщения в оффлайн
и рисовать свой сны на складках бархатной,
проженной в нескольких местах.