Вернуться   Фorum RISE-N-FALL > УВЛЕЧЕНИЯ И РАЗВЛЕЧЕНИЯ > Литература > Литературный креатив
Справка Пользователи Календарь Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны

Литературный креатив творчество участников форума в стихах и прозе

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 16.12.2013, 23:20   #1
Местный
 
Аватар для Karbida
 
Регистрация: 13.12.2013
Адрес: Подмосковье
Сообщений: 158
Хочу сказать Спасибо!: 0
Поблагодарили 12 раз(а)
По умолчанию Сквозь пальцы....

возможно вам и не понравится.... ноя попробую...

СКВОЗЬ ПАЛЬЦЫ

(отрывок)


Жизнь с крючка сорвалась и бесследно прошла,
Словно пьяная ночь, беспросветно прошла.
Жизнь, мгновенье которой равно мирозданью,
Как меж пальцев песок, незаметно прошла!
Омар Хайям. Рубайи


************************************************** ************************************

Он сидел и пересыпал песок...
Подвал, в котором он обосновался был теплым, сухим и чистым - ни мусора, ни крыс....
Он еще пытался сохранить какую-никакую респектабельность - костюм пусть давно не чищенный, но все еще выглядевший относительно нормально аккуратно висел на куске арматуры в углу, накрытый газетой. Туфли конечно потеряли прежний лоск и блеск, но были все еще довольно прочные. Все это он одевал иногда, когда выбирался в город на "солидные" улицы.
А так он он обходился спортивным костюмом, который он обнаружил перекапывая мусорный бак. Спортивный костюм был малость великоват, но без дыр и теплым. Носков пусть и разномастных он набрал достаточно - выстирал и теперь был обладателем целой разноцветной кучи, которая была разложена на трубе отопления. Ботинки, из того же "магазина" , что и спортивный костюм тоже были размера на три побольше, но самое главное прочными, не протекали и имели высокие края, которые можно было обвязать тряпкой, чтоб не поддувало. А что великоваты, так это было хорошо - можно было надеть несколько пар носков в холодное время. Пуховик и теплый свитер тоже не были брошены, а аккуратно разложены рядом с носками.
Все остальное было разложено по коробкам, заменявшим комод и шкаф.
Он отрастил бороду -главная причина -чтоб его не узнали. Но мылся регулярно - в его подвале были краны - спускники. Он соединил их трубкой и теперь у него был душ. Шампунь он доставал просто - собирал пустые бутылки из под шампуней и сливал в один. А мыло делал из обмылков - собирал, сплавлял и получался один хороший кусок. И расчесывался даже.
Подушки тоже приволок с мусорки а вот наволочки, грешен, наворовал с крыш. Спал он в одежде, но голову класть на грязную подушку не хотел.

Он сидел на краю огромной тахты, сварганнной из пружинных матрасов, которые он натаскал с мусорок, выбирая самые целые и чистые. Их было аж целых пятнадцать штук, уложенных в три ряда по пять - три длинными боками рядом и еще два с узких боков пришпиленные широкими боками - что то наподобие буквы Т с тремя ножками.. Снизу похужее и по обшарпаннее. Верхний ряд он выбирал особо из шелковых, благо было из чего выбрать...
Нижние он "сшил" проволокой чтоб не разъезжались, да и верхние скрепил боками. Получилось великолепное лежбище - почти турецкая тахта - огромная и широкая - "сексодром" как любила говорить его жена...
Жена... его лицо перекосилось.. скукожилось.. он прогнал воспоминания.. но знал, что они вернуться...

[

Добавлено через 41 секунду
Рядом на большом куске пластика хрустел рыбой рыжий котяра. У кота отсутствовал левый глаз, а от левого уха остался маленький кусок. Одна задняя - левая - лапа была вывернута и он волочил ее за собой - она так и не срослась нормально, как он не старался и не устанавливал ее в лубок. Зато вторая - правая - срослась хоть и криво, но по крайней мере он мог на нее опираться. Пол хвоста тоже отсутствовало.
Он отбил его у отмороженных тенейджеров, разделывающих живого кота. Его некошачий визг видать доставлял им огромное удовольствие и они с наслаждением резали его.
Он их бил. Бил без членовредительства, но чувствительно. Он не хотел их убивать, но кажись им почки поотбивал. Он бы и больше нанес урон садистам, но кот истекал кровью и он бросил эти стонущие отбросы и ушел, унося хрипящее и пытающееся вырваться из последних сил животное.
У него еще была карточка и на ней было немного денег. Он снял все деньги и отнес кота в ветлечебницу. Там его, ужасаясь, охая и плача заштопала старая ветврачиха.
К тому времени он уже обосновался в этом подвале и ему было куда принести животярку.
Кот поправлялся долго, но все же встал на лапы и с тех пор лучшего сторожа у него не было - стоило только нарисоваться постороннему около его подвала, как кот начинал шипеть, скворчать и плеваться. А если это были дети - его ужас выражался в кашле - голосовые связки кота были повреждены.

Добавлено через 33 секунды
Кот кончил хрустеть рыбой и поволок остатки в дальний угол подвала - закапывать.Рожденный в подвале, постоянно голодный с трудом выросший и выживший на улице, рыжий отлично знал, что такое голод и всегда припрятывал остатки - на черный день. Но Он не давал коту голодать - у того теперь всегда в миске лежала еда, а в чашке с отколотым краем - молоко.
Он проводил ковыляющего на трех лапах кота глазами - завтра он выкопает и выбросит эти остатки чтоб они не завоняли. Потом проследил, как кот отправился по нужде в самый дальний угол, куда то в щель между блоками - кот был на редкость чистюля -не гадил там где ел.
Котяра вернулся, забрался к нему на лежак и пристроился рядом - вылизываться. Он всегда начинал с вывернутой лапы - она требовала особого уходи -волочась свяливала шерсть в комки. Но дотянуться до конца всей лапы коту не хватало гибкости и тогда Он подпирал рукой его спину давая возможность дотянуться и навести порядок на всей лапе. Котяра долго вычавкивал и вылизывал корявый кусок пока не решал, что лапа достаточно в порядке. После этого вывернулся с ладони, передохнул и начал приводить в порядок остальные участки, прихрапывая - так кот мурлыкал...
Он опять набрал в руки песка и слегка развел пальцы. Тонкие струйки потекли вниз.. Коптилка, под которую он приспособил высокую и узкую банку из - под тушенки с не до конца отрезанной и завернутой таким образом крышкой, чтоб можно было вставить фитиль и налить подсолнечное масло, света давала немного и нещадно коптила и воняла. Но Ему света хватало. Кроме того сделанная из стальной бочки, отрезанной на высоту сантиметров тридцать от днища, жаровня в которой он разводил костер для готовки и редко -тепла -трубы парового отопления были толстенные и шли почти через весь подвал - тоже давала немного света. И вообще, из за живого огня создавался мягкий уютный полумрак, который теперь редко где встретишь в жилых помещениях...
С момента крушения, так сказать - гибели - Он не пил. И не разрешал себе даже пробовать. Среди прочих бомжей у него была кликуха - Резаный. Почему резаный? У него не было ни царапины. Просто история клички была странно своеобразной. В самом начале из за того, что он не пил его прозвали Тверёзый, присовокупив это выражение к его имени. Потом имя пропало и осталась только кличка Тверезый. Пьяной компании, особенно в сильном подпитии выговорить полностью кличку не удавалось, поэтому она сократилась до Рёзый, а оттуда трансформировалась в Резаный... Но слава непьющего закрепилась прочно и пьяная братия его в компании не зазывала.
А трезвая голова рождает мысли и требует ответа на вопросы. На вопросы, которые люди стараются себе не задавать, чтоб не получить неприятных ответов. А кто любит получать неприятные ранящие нутро и разваливающие душу ответы?
Никто!
И Он бы тоже не хотел, но тогда надо начинать пить, чтоб заглушить этот шепчущий противный голос задающий такие мерзкие вопросы... Но пить Он тоже больше не хотел. А голос шипел и спрашивал, спрашивал, спрашивал...

Добавлено через 3 минуты
Голос шипящим мерзким язвительным тоном спрашивал куда делся тот веселый бесшабашный честный заводила класса? Когда, как и каким образом утих пыл и огонь души покрылся пеплом равнодушия и безразличия?
Кто волны вас остановил? Кто оковал ваш бег могучий? Кто в пруд безмолвный и тягучий простор мятежный обратил?... -шептал он давно забытые слова любимого поэта..

Он не был гордостью школы, и не был ее позором. Он так же не был красавцем, по которому сохло бы пол школы девчонок. Он не принадлежал к элите класса, куда входили детки руководителей предприятий и подразделений города - эта вечно заносчивая губовыпячивающая группа, хвастающаяся своим достатком. Их всегда окружала группа прилипал, жаждущих подачки и вымаливающих благосклонность. Нет. Ну не то чтоб он их презирал - этим занималась противоположная группа в классе -непримиримые - просто ему было как то наплевать на все их выпячество и пальцегибство. Они честно говоря ему были неинтересны.
А вот та часть класса, которая не принадлежала ни к первым ни ко вторым была его. Вместе они ходили в походы - летом с рюкзаками, зимой на лыжах. Придумывали и участвовали в каких то конкурсах. и самое главное - заводилой был он. К нему тянулись - с ним было интересно. А он мечтал об институте - он хотел быть океанологом и его доклады о морях и океанах собирали полные классы. Он даже выпускал стенную газету -" Океан и жизнь"...


Он перевернулся на бок и стал следить глазами за пробегающими по углям огоньками... Как давно это было.. В другой жизни...

Когда все перевернулось? Не тогда ли, когда его выбрали старостой класса? А позже - комсоргом?. Перед ним открывались такие перспективы и все пророчили ему большое будущее и отличную карьеру. Его отметили в Райкоме комсомола и взяли на заметку как будущую смену.
Так когда и где он свернул не туда? С какого события его жизнь из взлета превратилась в медленное падение? Когда раздвинулись пальцы ладоней судьбы и песок его жизни стал медленно утекать из них?

У него был друг. Его вторая половинка. С пеленок так сказать. Вместе жили в одном дворе, в одном подъезде. Вместе ходили в одни ясли, потом -садик, затем -в школу. Друг качал головой следя за взлетом его карьеры - не потеряй себя...
После окончания школы друг пошел учиться в автотехникум (увлекался машинами). После армии вернулся в родной город и стал работать на машиностроительном заводе и окончил (вечерне) институт. Он временами наведывался домой и приблизительно знал о его судьбе.
Когда все пошло наперкосяк и власти начали рвать страну и делить ее между собой, когда все рухнуло и закрылись заводы и предприятия, тогда многие оказались выброшенными и остались ни с чем у пустых корыт. Тогда многие пошли по пути наименьшего сопротивления - кинулись в торговлю. Но его друг сделал совсем другое. Сгоношив еще пару - тройку таких же как он парней они организовали автомастерскую по ремонту легковых и грузовых автомобилей. Цену за ремонт брали самую необходимую - только чтоб покрыть запчасти и было что намазать на хлеб. Жили как вся страна - на грани нищеты. Когда жена друга начала скулить и требовать новую шубку и поездку на Канары, он, спокойно, за ужином посоветовал ей сменить подруг. А иначе он поменяет жену. И скулеж стих. Их жены дружили между собой и всегда выручали друг друга - сбилась почти семья.
Когда приехавшие крутые решили подмять под себя мастерскую друга, компашка ощетинилась ружьями. Они не стали ждать, когда братва начнет им показывать как она сильна. однажды ночью они ввалились на их сбор и сказали, что ежели с их мастерской или хоть с кем то из их компашки - с женами, детьми, собаками или даже кошками-что нибудь случится, то они подопрут двери их хреновой бандуры бревнами и подпалят ее с четырех концов со всем поганим содержимым. Или отловят по одному и перевешают - и никакая охрана их не спасет. Боссы подумали и согласились с доводами. - у каждого своя сторона стола - решили они - и у каждого своя диета. И никто не суется со своей ложкой в чужую тарелку. На том и порешили. теперь в городе куча дорогих автомастерских - и одна скромная - его друга. И каждый в городе решает где чинить машину сам, без принуждения.

Он раз за разом набирал горстями песок и пытался удержать его раздвигая пальцы на разные расстояния. Песок утекал всегда - даже если пальцы были раздвинуты на самую малость.

Он упал на спину и начал перебирать жизнь как ткачиха перебирает нити - одну за другой, одну за другой в поисках изъяна...

Добавлено через 4 минуты
А еще у него была любовь...
Галина.. Галинка... Галочка-палочка... Тонкая тростинка... Ковыль на ветру... У нее были странные - разные глаза. Нет, не разного цвета, а разного оттенка - один -правый - был темно-коричневый, а другой - левый - светло-коричневый. Как они смеялись - в одном жила ночь, в другом поселился день.
Галя-Галочка... Он зажмурился и сердце защемило от воспоминания о былом счастье... Как они вместе мечтали сидя где нибудь в закутке или на заросшем ромашками и прочими полевыми цветами поле или на том же поле, лежа на спине и разглядывая облака, стараясь угадать на что же они, облака, похожи.
Галинка была поглощена страстью узнать тайну происхождения цивилизаций. Она почему то считала, что наша цивилизация не первая, и даже не вторая.. И она искала, искала и искала хотя бы упоминания о, как она говорила, працивилизации. Ее страстью была археология. И он стал ее убеждать, что ее працивилизацию лучше всего искать на дне океанов (преследуя, честно говоря, личную мысль заманить ее в свой мир - мир морских глубин). Он даже приволок ей выдранную из какого то журнала страницу с остатками колонн на дне. И Галинка согласилась с его доводами. И они теперь мечтали как будут вместе наслаждаться океаном - он изучать его строение, она -искать свою мечту...
Это было только тогда.. И только с ней.. Сейчас, перебирая моменты и дни, он вдруг понял - что больше он не переживал ТАКИХ счастливых моментов...
Возможно именно с предательства мечты и начался его путь в ад... Он до сих пор видит ее глаза - наполненные недоумением (зачем?), потом сожалением, потом в них плеснулась ленточка презрения к его слабости и тут же пропала и жалость.... Эта жалость так и осталась в ее глазах, когда она уходила..
Он только сейчас осознал, что своим решением плеснул первую кружку холодной воды в огонь их любви...
Все знают вид креста. Христианского. Его еще зовут Распятием. Все знают, как выглядит Распятие, но знают его католический вид - перекладина распятия и ниже - пересечение подножия для упора ступней распятого. Но обычно Христа изображают с прибитыми ступнями...
А вот у православного Распятия есть одно маленькое отличие - под упорной планкой есть еще одна перекладинка, располагаемая косо - смотреть и определяться нужно, как в геральдических щитах - со спины креста - идущая справа вниз налево....
Это Выбор.
Каждый человек в каждый миг своего существования производит выбор: взять- не взять, пойти-не пойти, помочь-не помочь....
Но есть большой основной выбор- Выбор с большой буквы. Выбор, от которого зависит его дальнейшая Судьба, а порою и Жизнь...
При рождении человеку даются два спутника - Ангел и Бес. Ангел садится на правое плече, Бес занимает левое. Чаще их зовут Внутренними голосами: Голосом Совести( Ангел) или Соблазном Души(Бес). Эти Силы не имеют права заставлять что то делать и принуждать. Они просто дают советы и высказывают предположения. Иногда комментируют события, конечно же каждый со своей точки зрения. Кажется, что это просто шутка Бога. Но это оружие. И человек - постоянное поле боя между этими силами.
По сути - бой с самим собой...
Правая сторона косой планки - верх, правда, честь и слава - дорога к Богу.
Левая - вниз, в Ад....
И бывают моменты, когда человеку приходится решать - ползти, обдирая пальцы, тратя силы, борясь вверх или плавно без труда катиться вниз...
И как это ни печально, но чаще человек выбирает последнее...
И потом долго выдумывает оправдания своей слабости и нежеланию бороться...
Он вздернул руки и прижал кулаки к лицу. Песок, не до конца высыпавшийся из ладоней обсыпал брови, нос и губы.. Но он даже не обратил внимание на это...
А тогда.. Тогда он почему то решил, что предали его… Без объяснения и выяснения… Просто в отместку за чужое предательство он ответил своим… Хотя и предательством это было назвать нельзя, просто его поставили в такие условия, что любое решение было предательством - что выбор "любовь и мечта", что выбор "карьера".. И да! Он боролся! Боролся как мог за любовь, за свободу, за свое право жить как хочет он... И проиграл... Отступил... Сдался... Сломался и принял ИХ правила игры...
Именно тогда большой парусник его жизни упустил ветер и захлопав парусами лег в мертвую зыбь, хоть и продолжал движение. По инерции....
Приближался великий праздник - 7 ноября -День Великой Октябрьской революции. Уже за неделю все стояли на ушах - готовились доклады, закупались флаги и писались транспаранты. Семинары для комсоргов проходили чуть ли не каждый день. За два дня до Великой Даты в райкоме комсомола должно было пройти большое собрание комсоргов школ городка. И собрание должен был посетить кто то из старших братьев - аж из самого Обкома партии. Местный райком партии наводил лоск и дрожал заранее. И поэтому ажиотаж был не мыслимый.
Он особо и не волновался - у него все было готово. И доклад, и класс к параду оборудован флажками, портретами руководства страны и членов политбюро. и даже один транспарант. Ну не считая гвоздик и шаров. В общем как всегда в колонне его класс будет напоминать клумбу из которой торчат портреты вождей на палках.
Доклад он отчитал как всегда с жаром и пылом. Пара-тройка дежурных слоганов была произнесена к месту и с должным рвением.
Случайно повернув голову в сторону стола президиума он натолкнулся на внимательный взгляд полноватого человека. Он в ответ кивнул - а что оставалось делать - тот смотрел. Не отворачиваться же. Поэтому он и кивнул. А тот поднял бровь-не ожидал фамильярности и кивнул ему в ответ. После этого он повернулся, собрал бумаги и спустился с трибуны.
После окончания собрания все сразу и быстро куда-то рассосались, а он что то замешкался - кажись один из инструкторов райкома пристал к нему с какими то вопросами.
В общем так получилось, что он остался один в почти пустом здании райкома комсомола.
Стоя наверху широкой и длинной лестницы он оглядывал площадь и размышлял, как скорей добраться до дома.
-О чем задумались, молодой человек? - голос был бархатно-проникновенный.
Он обернулся. Сзади стоял тот, полноватый.
-Да так. Вот домой добираться надо..
Полноватый окинул взглядом площадь и вдруг представился
-Петр Владимирович. А вас как, молодой человек.
Он в ответ назвал свое...
-Хороший у вас доклад получился. И главное прочитали вы его интересно, с жаром. У вас талант юноша..
Он смутился.
Петр Владимирович похлопал его по плечу и пошел вниз к черной "волге", которая ждала его внизу.
На него сзади налетел его инструктор.
-Сам. Сам тебя похлопал по лечу!
-Да кто он?
-Как? Ты не знаешь? Это же второй секретарь Обкома партии...
И инструктор выдал "на гора" известнейшую в городе фамилию.
Но он почему то не проникся. Пожал плечами и поспешил вниз - было уже поздно и он к тому же зверски устал - пора было домой...

Добавлено через 1 час 44 минуты
Празднование как всегда проходило в страшной суете. Оформление помещений, проверка перед решающим днем..
Наконец день парада наступил. Он вместе со старостой класса занимался раздачей бумажных гвоздик, портретов, шаров, помогал строить класс, уточнял его место в колонне - в общем крутился как юла и поэтому когда его вдруг поймали за рукав и остановили он словно налетел на стену. Перед ним стоял незнакомый парень со строго-значительным лицом. Такие лица не любили в народе - КГБ или что похуже... Он весь подобрался приготовившись к худшему... Но парень вопросительно назвал его имя и фамилию
-Я..
-Вы приглашены на торжественное собрание концерт и бал в честь Годовщины октября который будет проходить в здании райкома партии. Вот пригласительный билет. И захватите паспорт. Паспорт уже есть?
Он утвердительно кивнул - паспорт он получил еще в начале месяца...
-Явка обязательна? - он позволил себе пошутить скорее от страха, чем от желания подерзить...
Парень ничего не сказал, но его глаза блеснули подозрительным светом и взгляд стал цепким, как крючья, когда он развернулся, скрываясь в толпе...
А он так и остался стоять держа коричневый квадратик в руках..
К нему подлетел староста, потом налетели стайкой девчонки.. Квадратик пошел по рукам. Все охали и ахали и восхищенно смотрели на него... А он прямо чувствовал как вырастает в их глазах до огромной величины...
Он стряхнул наваждение. отобрал квадратик. Закричал - в строй! в строй! сейчас пойдем становиться в колонну и первым вылетел со школьного двора...


Парад проходил как всегда с помпой и помпезностью. Крики и поздравления, музыка подобающая случаю гремела со всех углов...
После парада все двинулись по домам - к праздничным столам, ломящимся от наготовленных кушаний, к друзьям собирающимися за ним...
У него были планы на весь вечер - его ждали друзья и они собирались пойти в гости к одному парню у которого брат был моряком дальнего плавания и ходил в загранку. И поэтому у него было то о чем мечтало больше половины советских людей - во первых магнитофон, во вторых шикарный проигрыватель и куча винила с экзотической музыкой, а еще у него были журналы "оттуда"...К тому же Галинка обещала, что разрешит себя поцеловать...В общем вечер обещал стать клевым и запоминающимся....
Но все обломил маленький коричневый квадратик...


Он убрал кулаки от лица. Разжал их и отряхнул от песка. Потом провел ладонями по лицу, словно смывая что то тягучее и неприятное, заодно смахивая песчинки, застрявшие в бровях и на коже. Встал. Протянул руки, налил себе в кружку кипятка из погнутого слегка подтекающего чайника... Пакетики с чаем он обнаружил на помойке случайно - вернее не сами пакетики, а коробки с пакетиками - наверное вышел срок. Но красил и пах чай изумительно.

Почему он перебирает именно этот момент своей жизни? Может быть потому, что именно тогда он и поменял маршрут... Хотя нет...Тогда он только знакомился с направлениями Пути... Так сказать вел Обзор Жизни...

Он отхлебывал ароматный чай и смотрел на бегающие по прогорающим поленьям огоньки.... И вспоминал, вспоминал, вспоминал... Почасово, поминутно..
Все было как вчера...

Добавлено через 3 минуты
До его родителей и соседей весть о том, что его пригласили в райком партии уже дошла, когда он после парада ввалился в дом. К тому времени мать перерыла весь шкаф в поисках подходящего к случаю костюма, отглаживала белую рубашку и парила брюки, доводя стрелку на них до бритвенной остроты. Стол был уже накрыт и все, кого ждали, чинно сидя на своих местах с огромным любопытством пожирали глазами эту суету.
От такого внимания он весь смутился, чувствовал себя не в своей тарелке и поэтому как только облачение закончилось постарался скорее смыться из дома. Отец по такому случаю расщедрился на целую десятку...

К зданию горкома партии он добрался на трамвае. Поднимаясь по широченной и длинной лестнице он все еще немного робел. Когда же он протянул в окошко коричневый квадратик,а потом и паспорт, то от волнения у него даже пересохло горло и поэтому на "проходите" только кивнул, сглотнув слюну... Военный в дверях внимательно посмотрел на него-в первый раз? он снова кивнул. Ну тогда по лестнице..

Но лестниц было две. Вернее одна, но разорвана посредине - сразу при входе был холл в гранитной полировке пола которого отражались колонны и два больших эпических полотна про революцию с Лениным в центре.. Портрет самого Вождя с легким прищуром был вывешен в простенке большой распашной лестницы поднимающейся от второй площадки к которой вели три ступени, с колоннами по обе стороны.
Он поднялся на три ступени и встал - вправо и влево тянулись коридоры с красной ковровой дорожкой. И куда идти? Он стоял и не знал куда же все таки надо направляться.
-Вы что то потеряли?
Он оглянулся. Сзади стоял высокий военный туго затянутый в портупею и строго смотрел на него.
-Вот - он протянул коричневый квадратик.
-А! так вы на празднование.. Так вам надо в актовый зал. Позвольте проводить вас.
И приглашающе протянул руку в сторону распашной лестницы. Он повернулся к лестнице и встретился взглядом с глазами Ленина на протрете. И ему показалось, что Ленин подмигнул. Он даже потер глаза..
-Ну что же вы молодой человек, можете опоздать
-Ах да простите..
И он поспешил за военным. Тот довел его до высоких резных двустворчатых дверей которые и распахнул перед ним. За дверями был зрительный зал с рядами мягких кресел ровными шеренгами спускающимися к широкой сцене в данный момент занавешенной багровым плюшевым занавесом. Транспарант "Слава Великому Октябрю" во всю длину сцены висел под потолком украшенный шарами, флажками и гвоздиками.


Добавлено через 2 минуты
Он отхлебнул большой глоток из кружки и даже не почувствовал жара. Теперь он не просто набирал песок и пропускал его сквозь пальцы. Нет. Он брал песок в горсть, зажимал кулак и чуть ослабив его смотрел как песчинки сыпятся вниз... Как минутки жизни - вниз, вниз, вниз - нарастая могильной горкой.... Он резко разжал кулак и разровнял песок... Рано. рано себя хоронить! сначала надо разобраться ГДЕ он оплошал. Зачем? он не знал зачем - но зачем-то это надо было сделать и почему то именно сейчас...
Потом может быть поздно...
Почему? Он не знал, но чувствовал... Нутром.. Печенкой и селезенкой.. До дрожи в коленях чувствовал - он подошел к какой то грани и надо на что-то решаться... На что?.. Ладно. Пойдем по порядку, а дальше - как карта ляжет - авось станет ясно и он найдет ответы на все вопросы...


Празднование проходило по навсегда заведенной схеме: доклад - концерт - потом бал...
Он прошел в актовый зал - огромный, сияющий, полный самых значительных людей города.. Все незнакомые и солидные. молодежь конечно имелась, но в очень ограниченном количестве. Вот он увидел знакомого по собраниям комсорга из соседней школы - значит не он один имеет испорченный вечер. Это как то его приободрило и он шустро направился к знакомцу, стараясь не потерять его в толпе...
-И куда так спешим, молодой человек?
На его пути стоял тот, полноватый из Обкома партии...Странно было видеть столь значимую фигуру, празднующую в рядовом райкоме заштатного городишки. Да еще с женой и дочерью (две женщины - молодая и старая, особенно старая, вцепившаяся в локоть мужчины и надменно-презрительно поглядывающая на окружающих явно были не случайные спутницы). Владимир Петрович или Петр Владимирович? Кажись Петр Владимирович...
-Добрый вечер. да вот знакомого увидел...
-Это хорошо...

Петр Владимирович посмотрел на него, потом на стоящих рядом дам.На немолодую, но старающуюся выглядеть молодой (хотя ей это плохо удавалось) жутко накрашенную даму и девчонку с какими то бесцветным волосами, тусклыми сероватыми глазами и боевой раскраске... Как смеялся его друг штукатурка так и падала с их лиц отслаиваясь слоями... Нет,конечно же не падала, но присутствовала в огромном количестве... В одном месте у девчонки в волосах проглядывали черные корни что давало повод думать, что они крашенные. И не просто крашенные, а сожжены до невероятности отчего имели вид хорошо взбитой пакли...
-Позволь представить - Мария Андреевна -моя жена и Анечка -дочь... (а ведь угадал - мелькнуло в сознании)
Обе дамы величественно кивнули головами. Мария Андреевна внимательно посмотрела на него слегка зеленоватыми словно размытыми глазами...
-А что.. Анечка, а не поможешь нашему новому знакомому освоиться здесь,а?
Анечка равнодушно пожала плечами - можно...
-Да ну что вы.. Я сам тут могу освоиться..
-Ничего ничего.. Анечка так ты поможешь?
-Помогу папа...
-Ну вот и славно... Ну а мы тут, по стариковски по старинке отпразднуем...
И Петр Владимирович удалился куда то в толпу ведя под руку супругу...


Добавлено через 3 минуты
Они оба проводили его глазами. Потом повернувшись лицом друг к другу внимательно посмотрели в глаза. Анечка отвела первая и повернув голову вбок оглядела зал. Когда она снова повернулась к нему в глазах ее уже не светилось усталое презрение к нему - а просто стояла пустота...
-Ну что ж .. Пошли что ли...
-Та может не надо? Ты- сама по себе, я -сам по себе.
Он надеялся отвязаться от навязанной подруги и поскорее смыться с этой вечеринки под благовидным предлогом - вечер еще только начинался и друзья там у морячка еще даже и не начинали - так что он мог успеть к самому разгару. Эта мысль овладела им и у него было одно желание - поскорее слинять с этого чертового бала..
-Не-а.. Раз папа (она сделал ударение на последнее "а" как француженка) сказал -занять - надо занимать.. Папа не любит когда его просьбы не выполняются... Пошли что ли..
-Куда?
-Знакомится.. С обстановкой...
И она томно повернувшись двинулась вглубь зала.. Он тяжело вздохнул - вечер все таки обламывался...
Анечка подвела его к группе молодых людей - парней и девушек, стоящих как то на отшибе - не то чтоб их сторонились, скорее они не хотели сливаться с публикой...
-Анни! Ну где ты потерялась? Почему так долго? и кто это с тобой?

Вопросы посыпались как только они пересекли невидимую черту.
Аня оживилась. Начала здороваться с подругами и приятелями. А он стоял как пень. Его откровенно разглядывали. осматривали. Но пока осторожно - неизвестно кто и непонятно зачем. Здесь знали, что такое осторожность и ценили свое место под солнцем. До выяснения его статуса к нему будут относится ну не как к равному, но по крайней мере стоящему рядом.
-А! да все папа! Сначала - семья, семья - ходили осчастливить своим вниманием Первого райкома, затем Второго и Третьего. Потом поволок еще знакомиться с какой то местной знаменитостью - а под конец подвесил вот этого - новое дарование которое папа обнаружил в молодой комсомольской среде... Есть указание - ознакомить с обстановкой и ввести в общство... так что пойду выполнять... Буду попозже...
-Не задерживайся... нам еще возвращаться...
-Я быстро...

Он стоял и злоба медленно поднималась откуда то снизу - отношение группы изменилось разительно - теперь на него смотрели как на обезьянку, которую один из друзей приволок для развлечения...
-Я не молодое дарование, мадам.. ( мадмуазель - поправили его)- да хрен с ним ..
Их брови взлетели вверх - хамить? ИМ?
-И в вашем экскурсировании, МАДМУАЗЕЛЬ (слово он выделил), я не нуждаюсь - все что - надо найду сам. По крайней мере мимо буфета не пройду...
И церемонно поклонился, отставив по мушкетерски ногу и смахнув пыль воображаемой шляпой с воображаемого сапога произнес
- Адью, мосье (кивок в сторону парней), мадмуазель (кивок в сторону девчат)..
И резко развернувшись зашагал в сторону дверей..
-Но папа... - Анечка была явно в шоке. Как между прочим и остальные...
"Да плевать я хотел на твоего папашку" с раздражением подумал он спускаясь по широкой лестнице на выход...


Добавлено через 2 минуты
Сзади его схватили за рукав. Он резко обернулся. Руки сжались в кулаки. Но устраивать драку в здании райкома партии???
Он мельком заметил встревоженное лицо охранника у входа, высунувшееся из-за двери, а дробный стук сапог по паркету, доносившийся откуда то говорил что кто-то спешил и не из последних в охране.
Перед ним стоял один из ТОЙ группы. Он сделал шаг назад.
-Погоди. Не кипятись.- парень отступил на ступеньку вверх.
Он же стоял набычившись и выжидающе смотрел...
Парень примирительно развел руки в стороны
-Не злись.. Право слово...
Он медленно остывал, хотя злость и раздражение все еще шевелились где то внутри...
-Я и не злюсь..
-Мир?
-Мир...
-Отлично.. - парень облегченно выдохнул и поднял руку вверх, давая знак что все в порядке охране.
Лицо в проеме сменило встревоженное выражение на любопытствующее, а дробный перестук сапог резко стих. Кто то остановился и ждал дальнейшего развития события чтоб принять соответствующие меры.
-Ну ладно. Ну что ты. Сразу в бутылку полез... Анечка немного не так выразилась... Да и мы немного погорячились... Пойдем...
- Чего уж там.
Злость не прошла, но свернувшись комочком улеглась где то внизу - на дне души...
-Ну и вы там .. извините...
Он стоял решая - вернуться или уйти...
-Пошли... пошли.. - парень тянул его за рукав - будет интересно... правда.. Ну погорячились немного - так с кем не бывает...
да и Петр Владимирович может огорчиться...


Вот! Вот тот момент! первый из череды решающих поворотов... Уйди он тогда под благовидным предлогом и жизнь его пошла бы другим путем... Но он испугался... Честно - испугался.. Петр Владимирович был не из последних и мог здорово подпортить жизнь, несмотря на то, что занимал должность Второго в Обкоме партии области довольно далеко от места его обитания..... Но он мог ведь и предлог найти отличный - (был такой, был) и потом бы выкрутился.. он мог и умел выкручиваться...
И еще стало любопытно - а что у НИХ там может быть интересное? Рассказать потом своим - чтоб удивились..

-А, пошли...
-Ну и славно...
И парень начал движение по лестнице, а он пошел за ним...


Добавлено через 1 минуту
Он немного опередил парня и войдя первым успел увидеть встревоженные лица компашки. Как там? И резкая смена выражения, когда возникший за его спиной парень поднял руку и покачал ладонью - все в порядке... Выражение облегчения на лицах сменилось спокойно-равнодушным, а при взгляде на Анечку становилось сочувствующе -жалеющим..Он сразу понял -его вернули не потому, что хотели его общения. Нет. Он им мешал. Он был для них чем то вроде лягушки, что ли, которую всучили и порекомендовали беречь. И испытывая отвращение но подчиняясь приказу они берегли. Они боялись Петра Владимировича и боялись основательно. Петр Владимирович, по слухам, обладал крутым и обидчивым нравом. А еще большой властью, с которой считался даже Первый... Поэтому компашка предпочла потерпеть и перетерпеть...
Он взъерошился внутри... И насторожился - не втянули бы в пакость...
-Ну что стоим? Чего ждем...
Один из компашки повел плечами
-Так вот..
-Айда, айда... - парень, что привел его двинулся куда то вглубь помещений - а то так весь праздник и прокукуем в углу...
Все потянулись за ним. Он стоял, не зная что предпринять - идти или тихо все же слинять...
-Идем, идем.. - его потянули его за рукав..
Он подчинился и Анечка с томной манерностью повернувшись поплыла за всеми.
-Ну пошли.Пока идем - проведу экскурсию которую не забудешь...
И он не забыл. Она рассказывала ему о помещениях, в которые он бы никогда не попал. Показывала и рассказывала истории, связанные с ними..
Но вот они пришли. В отличии от общего празднования, для ЭТИХ было организовано отдельное веселье - помещение с мягкими диванами и креслами по стенам, скульптурами, изящными бра и столом в правой трети уставленным разнообразнейшими закусками и бутылками с легким вином и шампанским.
Левая треть представляла собой танцплощадочу с магнитофоном и баббинами кассет, сложенными в стопочку.
Когда они ввалились всей толпой в помещении появились официанты, а у магнитофона возник парень в жилетке, который стал включать его и устанавливать баббину..
Полилась спокойная тихая музыка.
Парень, что его привел стал ему представлять присутствующих, называя их по именам без персоналий. Он кивал и тут же забывал... От великолепия, никогда ранее не виданного, он не просто ошалел, а впал в какое то смутное состояние - все делал на автомате...
Поели.. Потом танцевали... Потом часть куда то рассосалась.. Остались только он, Анечка и тот парень.. Он никак не мог вспомнить его имя, а переспросить стеснялся...
Потом все собрались опять и кто то принес странный аппарат и подсоединил его к телевизору, стоящему в углу. Все оживились, заговорили -"видео, видео" - он молчал...
-Что будем смотреть?
-А есть что то новое?
-Есть..
-Ну так давай..
И по телевизору пошло кино, которое он никогда не видел - драки, погони, главный герой взмахами рук и ног укладывал своих врагов штабелями или раскидывал по сторонам.. У него захватило дух, но он старался сдерживаться и не показывать свою лопоухость... Но на него никто не смотрел - все уставились в видео, время от времени что то тягая со стола - то еду, то выпивку...
Но вот видео кончилось и все засуетились, заговорили, что уже поздно и пора уезжать и быстро куда то слиняли... Остались только он, Анечка и официанты, наводящие уборку. Анечка мялась. он тоже, не зная как предложить расстаться. А потом решительно вышел на на балюстраду, окружающую первый этаж - окна комнаты представляли собой балконные двери. Анечка вышла за ним.
Внизу они увидели всю компашку, рассаживающуюся в автомобили. Увидев их им замахали руками. Вернее не им, а Анечке... Он понял - хороший предлог для прощания.
-Ну что ж. Указание выполнено. Можно теперь и расстаться. Всего хорошего... - и он манерно поймав ее ладонь прислонился губами к ее тыльной стороне. Потом, приподняв воображаемую шляпу, раскланялся и начал сбегать по лестнице с твердым намерением закончить этот спектакль и поскорее вернуться домой.
Он промчался мимо замершей группы и автомобилей и быстро, чтоб не вернули помчался к выходу из райкомовского парка...


Стоял поздний вечер. К своим идти было уже поздно. Мимо прозвенел последний трамвай, притормаживая на остановке. Рывок - и он в трамвае.

Дома, уже лежа в постели он все еще перебирал в памяти эти часы отсеивая лишнее и думая о том, что он расскажет своим завтра...

Добавлено через 3 минуты
Он хотел подлить еще чаю но тот остыл. Подбросив в жаровню полено и подождав пока оно разгорится, поставил на решетку чайник и подошел к продухам.
В свое время, когда он тут обустраивался, он их заложил чтоб было теплее. На ближайшей стройке стыбзил цемента и натаскал кательцов - как раз чтоб заложить. Оставил только для проветривания. Он их затыкал в особо холодные дни. Но один продух он заложил не полностью оставил треть и вставил туда стекло, которое регулярно протирал - отсюда видно было небо. И отсвет города на нем. Ночами он часто стоял у стекла и смотрел на ночное небо - особенно в ясные и погожие дни когда видны были звезды....
Вот и сейчас он подошел к проему и посмотрел - день был сумрачный, звезд не наблюдалось и белые облака на черном небе клубами перекатывались с одного края видимого пространства на другой... Но даже и этот вид немного успокаивал...
Постояв, он вернулся к жаровне, устроился на матрацах Котяра поднял голову-что хозяин, не спится? - он погладил его рукой, почесав за ухом - спи, спи... тот улегся, но голову повернул так чтоб видеть его и его единственный глаз был только прикрыт -такое положение века он всегда в шутку звал -ЧК не дремлет! - кот чувствовал волнение хозяина и тоже немного нервничал...
Он сменил пакетик и долил кипятку. Хлебнул. Обжегся. Чертыхнулся. Подул. Осторожно, со свистом, втянул немного ароматной жидкости. Горячая волна прокатилась вниз...


В сущности вроде бы ничего особенного - ну пригласили, ну посетил, ну побывал...
Но его жизнь круто изменилась с этого времени. Теперь на собраниях актива его мнение вдруг стало самым главным. Сам директор пригласил его на педсовет,как представителя от комсомола. На конференциях его вдруг стали избирать в президиум, что честно говоря ему здорово мешало, т.к. не давало возможности улизнуть пораньше или вообще отлынить от собрания. Приходилось честно отсиживать, изнывая от скуки, всю процедуру от начала до конца, да еще держать на лице маску усиленной заинтересованности, сменяя ее на маску усиленного внимания. После таких собраний лицо даже немело. Но это по первости. После десятого собрания он уже их менял автоматически и научился даже спать с открытыми глазами и выражением внимания на физиономии. И в нужные моменты просыпаться.
С друзьями теперь встречаться почти не было времени - комсомольские поручения отнимали все время. Но он выкраивал для этого часы и их встречи хоть теперь и редкие были все таки интересным. друзья на его возвышение чихать хотели и обращались и вели себя с ним по прежнему. И он среди них становился сам собой и честно говоря отдыхал душой от мерзкой фальшивости той обстановки в которой ему приходилось вертеться.

А там фальшивым было все - от дружбы и любви - до преданности и верности. Главным было - подняться по карьерной лестнице и внимание вышестоящих. За благосклонный взгляд одного из секретарей готовы были расшибиться в лепешку. Однажды, наблюдая такую ситуацию в здании райкома комсомола, он вдруг вспомнил "Горе от ума" кажется Грибоедова - как там один придворный упал на глазах у императрицы а та засмеялась. Что там? "упал он больно - встал здорово!" и посыпались на него благодати...
Его передернуло. ТАК гнуться он еще не мог... Не был готов.
Однажды, в субботу он шел в магазин. стоя у витрины почувствовал взгляд. Оглянулся - на другой стороне улицы стояла знакомая черная "волга". В окне - Петр Владимирович. Он раскланялся. Петр Владимирович кивнул. Его глаза смотрели на него цепко-внимательным взглядом, словно он взвешивал его на каких то своих весах и к чему то прикидывал... Озноб пробежал по позвоночнику - нехороший взгляд. Он отвернулся и быстро вошел в магазин. Когда вышел - волги уже не было...
И он постарался забыть эту встречу.
А вскоре по комсомольской путевке как лучший комсорг он отправился в знаменитый Артек. Оттуда он вернулся полный новых впечатлений и планов.
С учебой у него стало не ладиться - время на уроки оставалось совсем мало, но почему то учителя, отводя глаза, ставили ему четверки там, где полагалось ставить три и даже с минусом. Поначалу это его немного удивляло и тревожило, но потом он как то стал принимать это как должное...

Он закряхтел, укладываясь на матрасы и стараясь не задеть Котяру... Вот когда гниль начала пробираться в его нутро... Вот, вот.. Эээх! Слаб духом! Дьявол знал как искушать, а ему не хватило смелости или вернее честности отказаться от этого. А сесть и ночами подогнать учебу было ЛЕНЬ... Так, как шло было очень удобно и... приятно.

Добавлено через 4 минуты
В классе тоже в отношении к нему произошли перемены. Непримеримые вдруг стали обращаться к нему за советами, а элита сменила в обращение с ним снисходительный тон на равный. Но он на это как то не обращал внимание - с элитой он и раньше не очень то и общался,и теперь не рвался к ним в друзья. А с непримеримыми был по прежнему осторожен. И только слегка настораживало появившееся вдруг отчуждение среди своих середняков. Они не то чтоб уж силно его сторонились, но стали вести себя с ним странно спокойно с легкой опаской. И Галинка что то уже чувствовала .. Изменился ты как то... - часто стала говорить она и смотрела на него тревожными глазами... И это его почему-то начало раздражать..
Океанологию свою он забросил - заниматься теперь этим было некогда - комсомольская работа и учеба отнимали почти все время.
Изменился и стиль этой самой комсомольской работы. Если раньше он занимался мелкими поручениями и работой с пионерами и октябрятами, подтягивал отстающих и организовывал сборы макулатуры и металлолома, субботники и воскресники, то теперь занимался подготовкой к слетам и съездам, готовил доклады и отчеты, инструктировал других комсоргов и даже проводил выездные комсомольские собрания.
А еще изменился уровень значимости. Если раньше после значительных событийных собраний они шли в кафешку на углу, то теперь по окончанию заседаний - в ресторан... Поначалу он чувствовал себя скованно. Но со временем освоился и теперь ему даже нравилось, Да что там нравилось - честно признаться это доставляло ему огромное удовольствие. Спиртного правда ему не предлагали - разве что бокал-другой шампанского - за этим следилось строго - но услужливые официанты, скатерти, музыка, блеск зеркал и люстр, блики отстветов с граней которых так красили лицо... Экзотические и странные блюда, которые он никогда не ел...

Он приходил домой пропахший этим запахом власти и значимости... И мама, оглаживая его плечо, помогая раздеться облегченно вздыхала - мальчик кажись далеко пойдет и выйдет в большие люди... И заживет. По человечески....
Эх, мама! Да может они то тогда и жили по человечески! Тогда! А не потом, когда он ЗАНЯЛ ПОЛОЖЕНИЕ...

Добавлено через 2 минуты
Однажды летом, кажись после девятого класса, он прошвыривался по центральной улице без особой цели. Ребята все были в разгоне - кто в лагере, кто в деревне.. Галинку мать пригоношила то ли варить варенье, то ли солить соленья... Он шел без цели по улице облизывая стаканчик крем-брюле состредоточенно следя чтоб подтаявшее мороженое не капнуло на брюки или рубашку...
Увлеченный этим занятием он прямо воткнулся в кого то стоявшего у него на дороге. Спешно засунув в рот остаток мороженного он поднял глаза.
Перед ним стоял и улыбался тот парень из райкома партии, который догонял его не лестнице.
-Привет. Как дела?
Он прожевал холодный остаток и судорожно проглотил.
-Ничего...
-Чем занимаешься?
Он оглянулся. Достал из кармана платок и вытер пальцы. Затем пожал протянутую руку.
-Да ничем. Вот. Гуляю.
-Тогда поехали.
-Куда?

-Да тут один из наших собирает междусобойчик у себя на даче. Предки укатили в круиз - ну это в путешествие где то за границей - так он один кайф ловит. Ну и организовал у себя встречу. Анечка будет.
Ему как то было до фени - будет Анечка или не будет. Но делать все равно было нечего, в принципе а почему бы и нет.
-А кто собирает?
-Вовка, сын Третьего... У них госдача... Так что -едем?
-Едем.
-Ну тогда пошли...
И парень повернувшись направился к стоявшему у противоположной обочины москвичу.
Он чуть не задохнулся - он и на машине! Не веря еще себе он медленно пошел за парнем - а как кстати его зовут то? Он судорожно пытался вспомнить его имя.. Не вспоминалось...
Уже подходя к машине он слышал
-Степан, Степан.. - значит Степан. Запомним.
Парень за оглядывался, держась за уже открытую дверцу машины
К ним с противоположной стороны бежал один из тех, из ноябрьских...
-Привет..
-Привет..
-Так где собираемся?
-А ты не знаешь?
-Не-а..
-Тогда держись за мной..
-Ладно..
Степан оглянулся на него - чего медлишь? Он прибавил шагу. Степан уже сидел в машине, закрыв дверь и устраиваясь на удобном и мягком сидении. Он уселся рядом и осторожно захлопнул дверцу.
Степан перегнулся через него, открыл дверцу и сильно хлопнул
-Теперь порядок. Ну что - поехали?
Он кивнул и Степан, повернув ключ зажигания, принял на себя рукоятку коробки передач.
Машина мягко тронулась...

Последний раз редактировалось Karbida, 16.12.2013 в 22:55.
Karbida вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.12.2013, 23:38   #2
Местный
 
Аватар для Karbida
 
Регистрация: 13.12.2013
Адрес: Подмосковье
Сообщений: 158
Хочу сказать Спасибо!: 0
Поблагодарили 12 раз(а)
По умолчанию

Шины мягко шуршали по асфальту. Дорога неслась навстречу и ныряла под колеса. Мимо проносились дома, деревья, кусты...
Ветер, врывающийся в приоткрытые треугольники форточек на дверях, обдувал лицо и играл волосами... Сердце сладко щемило и захватывало дух. никто не давил на спину и не наступал на ноги. Не сдавливал и не прижимал... Он словно сидел в домашнем кресле и смотрел кино - через большое лобовое стекло....
До дачи добрались примерно через час.
Это была двухэтажная дача с колоннами и широким балконом над входом, к которому они с шиком подъехали. На лицах вышедших их встречать удивленно-недоуменное выражение при виде его вдруг резко сменилось на спокойно-внимательное. Он не смог увидеть, что сделал Степан, но компашка как по команде подчинилась и смирилась с неизбежным - присутствием в их среде черни.
-Вот. Встретились. Прихватил. Надеюсь вы не против.
Компашка как по команде пожала плечами и развернувшись ушла во внутрь.
-Ну что встал? Пошли и мы...
И Степан легко взбежал по ступенькам.

Он поднялся следом, стараясь сдерживать себя и не разглядывать с разинутым ртом обстановку. Холл, размером во всю их квартиру, веранда таких же размеров, если не больше, огромная столовая... И везде - картины, тюль, бронза, хрусталь, бархат...
Он нашел всю компашку на веранде. Они, рассевшись в странных сидениях - две рамы соединенных как ножницы и натянутая между двумя рамами тряпка используемая как сидение, сидели по обе стороны лестницы, спускающейся вниз к - он не поверил своим глазам - озерку, обложенному камнем и с небольшой лесенкой с перилами уходящей в воду. В озерке плескались двое. Вот один подплыл к лесенке, ухватился за перила и выбрался из озерка. Подхватив лежащее рядом с лесенкой большое полотенце, купальщик двинулся к веранде по выложенной камнем дорожке на ходу вытирая волосы.
Увидев его купальшик споткнулся и зло выругался, но встретившись глазами со Степаном вдруг резко изменил выражение лица и постарался улыбнуться. Получилось плохо.
"Зачем Степан меня втаскивает в их компанию - они ведь не хотят? Они презираю меня но все же стараются терпеть. Кто такой Степан? Надо бы выяснить. И причину его такой приязни к нему."
Он стоял взъерошившись и засунув руки в карманы - он отвечал на их презрение своим. Степан, издали наблюдавший за ним, одобрительно усмехнулся (это он случайно поймал в одном из зеркал, понавешанных тут и там на веранде).

Потом Степан как то ненавязчиво ввел его в группу. У него оказались запасные плавки как раз его размера и он с удовольствием плескался в озерке с остальными. Они немного оттаяли и приняли его в компанию - играли в мяч и догонялки. Он узнал, что озеро называют бассейном, а странные стулья - шезлонгами. Потом они ели незнакомые для него фрукты которые называли бананами, апельсинами и ананасом.
А вечером Степан отвез его почти к дому...


Это он сейчас уже понимал, что дачка была так себе. По нынешним временам - дрянная дачка... Два этажа. А бассейн - просто лужа по сравнению с его дачей.
Он даже закашлялся. С его когда то бывшей дачей. Бассейн у него был раз в пять поболее и то считался маленьким. А дача хоть и имела всего три этажа, но занимала куда большую площадь...
Но тогда... Эта дача по сравнению с их сколоченным из разномастных досок домиком с маленькой кухонькой и одной большой комнатой с участком в шесть соток, на котором мать садила овощи и немного цветов, казалась дворцом из сказок Шахерезады...

Он еще два раза попадал в эту компанию. и оба раза его туда доставлял Степан, который неизвестно каким макаром узнавал где он находился и как бы случайно встречался с ним.

Ни кто такой был Степан, ни кем он работал или где учился (Степан был всего то года на два его постарше) и почему его слово принималось сразу и безоговорочно без сопротивления- он тогда так и не выяснил - все как то замолкали, юлили и уходили от ответа.. И он забросил это занятие, хотя в где то в глубине сознания всплыло страшное слово - КГБ. А возможно, именно поэтому. КГБ был опасен и от него старались держаться подальше. Но Степан как то не вязался с образом сурового жесткого гэбиста и он решил, что ему просто показалось.. Да и слишком молод был для такого дела... Хотя что-то за ним такое стояло.. Такое, что все рядом с ним подтягивались и не шебуршели...
О том, что собой представляет Степан он узнал намного позже, совершенно случайно, когда уже был зав. отделом и не на последнем счету у Министра.
А дело было так.
Только что закончилась планерка у второго зама и вскоре должно было начаться совещание у министра. Он решил воспользоваться передыхом и пообедать. В министерской столовой народ только что схлынул и не было ни одного чистого столика, только в дальнем углу сидел и обедал службист из кабинета без номера. Он, взяв комплексный обед, направился туда.
-Можно?
Тот махнул рукой, что то прожевывая.
Он уже наполовину расправился с обедом, когда в столовой нарисовался Степан. Увидел его. И он тоже, заодно помахал рукой. Степан подошел и опустился на стул. Поручкались. -Как дела? - Нормально?-А у тебя? -Да все по старому-Как Анечка? А что с ней станет? Бегает по магазинам..
Степан набрал воздуха, чтоб что то сказать, но тут его позвали и он замолчал.. Вскочил. Еще раз ручканулись и Степан убег.
Он почувствовал на себе пристальный взгляд. Поднял глаза и встретился взглядом со службистом и понял - теперь он "свой". Он хмыкнул.
-Вы знаете Степана?
-Угу..
-жизнь у него..
Он поднял бровь.
-Как, вы не знаете.. И службист, попивая компот рассказал..
Степан был сыном одного из больших людей с Лубянки. Нет, не САМОГО, но стоящего очень близко. Мать умерла родами и дитё взяла к себе то ли его мать, то ли ее мать. Но кто то там у них тоже разродился и мальца увезли и пристроили к титьке в далекую далекую область Союза, где он рос как обычный деревенский парень. Но годам к 14 или 15 отец вспомнил о старшем сыне и дернул его в Москву. К тому времени отец Степана уже был женат и имел двоих детей от новой жены. Отношения пасынка и мачехи не сложились и парня пристроили в.. в общем в школу молодого чекиста. Там были казармы и помимо школы обучали все премудростям тяжелой службы гэбиста. После окончания школы парню предоставили трехкомнатную квартиру и пристроили "дядьку" - что то типа денщика - старый друг -бобыль отца взял мальчишку под свое крыло и заменил ему и мать, и отца, и няньку ... так они и жили вдвоем в трехкомнатной квартире.. Потом Степан поступил в Академию. Теперь он большая шишка в ФСБ...
Он слушал вполуха. Эти сведения СЕЙЧАС ему были совершенно ни к чему - не использовать их, не получить выгоду.. Да и заботы его снедали - надо было до совещания не только перекурить, но и успеть перетереть пару вопросом с четвертым замом и именно до совещания... Поэтому быстро допив компот он попрощался со службистом, ручканулся и пулей полетел в курилку. А то что рассказал службист он забыл как только отвернулся...
Но все это он узнал через много -много лет... А тогда, когда он ездил со Степаном на встречу с компашкой он никак не мог понять ни причины той власти, ни страха, который все испытывали в присутствии Степана.. Он страха не испытывал и попросту перестал забивать себе этими вопросами голову.
А тут подошло окончание школы....

Добавлено через 6 минут
Окончание школы... ... . Последнее комсомольское собрание класса...Экзамены...Последний звонок...

Открывались новые горизонты. Впереди ждал институт. Правда за всеми этими комсомольскими делами он порядком подзапустил учебу. И он не обманывался насчет оценок - они по существу представляли собой большой мыльный пузырь.. по факту он не тянул даже на самую захудалую тройку... Но ничего. Впереди лето. До вступительных экзаменов было почти полтора месяца - и никаких комсомольских поручений и заданий, собраний комактива и прочей трепомундиии...
Он стоял на балконе и любовался первым свободным утром, вдыхая его полной грудью... Он закинул руки за голову и закрыв глаза подставил лицо под первые, не горячие, ласковые лучики солнца. легкий ветерок, пахнущий молодой листвой, влажной травой и землей с легким привкусом асфальта и бензина, оглаживал его мягкой лапкой... Хорррошо то как.....


Легкое потыкивание в спину... Ну что там? Мама? Кто пришел? Что ему надо? Эх, такой кайф обломили...

Он повернулся и прошел в комнату. За столом сидел его инструктор из горкома комсомола.
-Привет.
-Привет. Как дела.
-Нормально.
-Чем думаешь заниматься?
-В институт документы подавать, чем же еще. И готовиться, готовиться, готовиться. Как завещал великий Ленин, как учит коммунистическая Партия...
-Хохмач... А в какой, если не секрет..
-В институт океанологии... Давно, понимаешь, туда хотел..
-Есть предложение получше...
Он удивленно поднял бровь..
-И куда же...
-Горкому комсомола выделено несколько путевок - направлений на обучение. Институт народного хозяйства - экономика и управление народным хозяйством... Ну как ?
-Экзамены там сложные..
-не сложнее чем в твой океанологический... И кроме того, ты идешь по путевке горкома комсомола по рекомендации от горкома партии.. Экзамены - чистая формальность. Главное -чистота биографии и собеседование.
Он задумался. Этот институт его совсем не интересовал. Ну вот нисколечко. Но то, что в сущности без экзаменов.... Биография что - биография тьфу!- у него как кристалл. То что надо! Экзамены вот...
-Сколько на размышление?
-День-два не больше... Очередь понимаешь ли... Но я бы тебе оччень ( с нажимом) советовал принять предложение... Хотя как хочешь.. Хозяин - барин...
-Петр Владимирович?
Кивок головой...
"И чё он в меня вцепился?..."
-Хорошо. Завтра скажу...
-Жду.
Инструктор встал и протянул руку. Он пожал мягкую сухую ладонь и проводил его до дверей. закрыв за гостем дверь прислонился к ней спиной.
День потух....


Добавлено через 2 минуты
Он прошел в комнату. В двухкомнатной квартире одна из комнат была отдана мальчишкам- ему и брату, другую занимали родители. На их счастье комнаты были с отдельными выходами, а не проходные, как бывало чаще. И в их с братом комнате ему был выделен угол. Это был его угол, весь обвешанный вырезанными из журнала картинками про море и аквалангистов, а в углу на табурете стоял акваланг.
Когда он приехал в Артек, первое что он увидел объявление о записи в кружок аквалангистов и в тот же день он записался в него. За то короткое время, что он там был он научился одевать акваланг и даже совершил несколько погружений. И это было так прекрасно! Он плыл в толще воды раздвигая руками редкие водоросли и пугая рыбок, которые стайками проплывали мимо. Дно, по которому двигались солнечные блики, заставляло его сердце замирать.
Одна маленькая юркая рыбка стала тыкаться в очки акваланга. Он отмахивался от нее как от надоедливой мухи. Но она, отплыв, возвращалась. И тогда он схватил ее обеими руками, поймав в "краб" - две ладони соединены, пальцы переплетены. Но рыбка, мелькнув хвостиком, уюркала между пальцами и унеслась вдаль помахав насмешливо на прощание хвостиком...
После Артека от собирал деньги на акваланг как мог - от завтраков, кино и вообще любую перепадающую копейку кидал в копилку. Отцову десятку от ноябрьских он не истратил, а аккуратно положил под жестяную крышку. Он пересчитывал деньги прикидывая, сколько еще надо добавить. Акваланг стоил немыслимую сумму - 115 рублей. Но он скопил ее и наконец стал обладателем красивейшего в мире акваланга, который мечтал опробовать в местной речушке...
Он вошел в комнату и сел на стул.

И чего ты взволновался? - шептал ему голос - да на фик тебе этот институт народного хозяйства? ну и что что надо много учить? Ты не дурак, мозга варит. Память что надо - все выучишь как от зубов... Только поднапрячься - всего то месяц...
Ну и что? - скрипел другой голос - а вдруг не сдашь или не пройдешь по конкурсу? И что? Год потеряешь. И потом - осилишь ли? Сколько пропущено и запущено то как! Это сколько же надо учить? денно и нощно! А надо? А тут - экзамены - чисто формальность. А учеба - подтянешься - не трудно будет потом. ну и что что не нравится - зато и работа будет везде и всегда... и потом.. а затем..
Ну да, ну да -снова шептал голос - но ты ведь не дурак. Ты должен понять что все не просто так. Что потом придется чем то пожертвовать, что то отдать - даром такое не предлагают... А что ты можешь дать? Ты все таки попробуй. Поднапрягись. Ну не поступишь сейчас, подучишься и поступишь на следующий год. Армия? А что армия? Армия закаляет мужика. Станешь взрослее. Сильнее. Умнее. И в армии можно учиться. А вдруг попадешь в морфолот - ты подходишь и по росту и по комплекции. А там сможешь.. Только постараться и сможешь..
Что сможешь, что сможешь - скрипел другой голос- корячиться придется.. А вдруг не в морфлот, а в пехоту-матушку, мерять кирзачами родные просторы? И до учебы ли тебе будет ТАМ? Последнее забудешь.. А и вернешься - какой институт.. Найти бы работу - специальности то никакой.. Придешь голым птенчиком - и пойдешь пахать вон как твой отец - горбатиться... А тут - предлагают не пыльную, сытую, богатую.. Работой сразу же обеспечат.. И наверняка в загранку пошлют.. Покажут заграницу да еще денег приплатят.. А насчет жертв - так жертвовать все равно придется - хоть там, хоть тут... А тут все таки престижней....
Он сидел, упершись локтями в колени и уронив голову...
Выбор... Тяжелый Выбор... Принять или не принять предложение инструктора? он взвешивал все "за" и "против" за "принять" и такое же "не принимать, послать подальше и взяться за учебу"... Второе было тяжелее...
Он встал и взял акваланг. Он поставил его на колени и обнял. Он прижался к нему щекой и закрыл глаза.
Если он не примет предложение инструктора то ему придется рвя жилы изучать половину школьной программы - а на это нужно время. И верно скрипит голос, верно - еще неизвестно поступит ли. Если поступит - это конечно же хорошо, но при его подготовке сомнительно - только упование на везение и счастье - друзей довольно сомнительных. А если нет? Тогда возвращение и работа - работа на заводе . Сначала разнорабочим, а потом учеником . Конечно же можно и не идти, а постараться подготовиться за год и попробовать поступить снова, но сидеть год на шее родителей ему не позволяла совесть.
Горкомовские к нему конечно же будут обращаться но это уже будет простое поверхностное "пока-пока". Ну может быть станет комсоргом цеха или бригады. И уйдут в прошлое и яркие посещения ресторанов, и дачи, и почтительное внимание, которое его стало окружать. И ему, черт побери, уже начинало нравиться и это внимание, и то что оно обещало...

А в принципе, что такое поменять мечту на жизнь... Мечта - это конечно же хорошо. А аквалангом можно будет и в новом институте заниматься - там наверняка есть кружок. Если нет, то он организует...
Решено.

Он резко встал. Продолжая прижимать к себе акваланг он подошел к шкафу, открыл дверцы и, словно отрывая кусок кожи, резко засунул его в темное, занавешенное одеждой нутро. Захлопнул дверцы и прижал спиной. Постояв, он подошел к стене и начал срывать картинки с аквалангистами , морем и чайками. Одна картинка, где аквалангист завис над рифом, поросшим яркими разноцветными актиниями в окружении стайки таких же ярких рыбок, никак не хотела отрываться и он со злостью рванув ее, порвал. Он оторвал аквалангиста, но стайка ярких рыбок осталась, намертво прилепленная к стене клеем. Он ударил по стене кулаком и уперся в нее лбом.
Он предавал МЕЧТУ. Он вырывал ее с кровью. Он менял мечту на твердую обеспеченную обыденность. Серые, но сытые, пахнущие властью, будни.


Добавлено через 5 минут
Он сжался на матрацах и обхватив себя руками закачался вперед-назад...
Вот он ВЫБОР. Вот оно ПЕРЕПУТЬЕ. Вот где он свернул НЕ ТУДА....
Он не просто предал МЕЧТУ. Он обменял ее. И, оглянувшись на ПУТЬ ВВЕРХ, медленно заскользил ВНИЗ....

Когда позже Галинка заскочила к нему, то увидев пустые стены и табурет все поняла. Она опустилась на стул и в ее глазах тогда то и промелькнуло ТО выражение -сначала недоумения (зачем, почему, а как же наши мечты?), потом (когда вдруг резко поняла) сожалением и вот тогда то в них и плеснулась ленточка презрения к его слабости....А потом все заполнила жалость....И тоска... И тень потери... Эта жалость оставалась в ее глазах,медленно переходя в тоску когда она уходила.. Она уже ощущала смерть любви.. Пока неясно.. Но настоящие влюбленные чувствуют, когда любовь начинает гаснуть...
-Да, ладно - сказала она бесцветным голосом, подойдя к прилипшей к стене картинке с рыбками и актиниями, гладя ее рукой, словно прощаясь навсегда, потом повернулась к стене спиной, взглянула на него - может со временем понравится...
И ушла, сославшись на какие то дела.


На другой день он весь отглаженный при белой рубашке пришел в райком комсомола к инструктору и получил направление и перечень необходимых документов. А так же анкету для заполнения. Толстую и длинную анкету с кучей каких то странных и непонятно для чего вопросов. Но он честно и подробно ответил на все. И собрал все необходимые документы и уехал в Большой город - центр Области.

Экзамены действительно были чисто формальными. Их группу в количестве шести человек садили в помещение и раздавали билеты. И листок с готовыми ответами. И просили переписать желательно без ошибок. И они переписывали.
А потом было долгое собеседование.


Годы учебы проносились быстро и все в трудах. действительно пришлось многое выучивать заново. Зубрить массу ранее не интересующего его материала. К середине обучения он уже примирился с институтом, а к концу стало даже немного интересно.
Родителей навещал в каникулы, благо ехать было не так уж далеко...


Добавлено через 1 минуту
Цену предательства он узнал перед окончанием третьего курса. Цена была огромна. Почти неподъемна. Он попытался отыграть назад. Он старательно заскребся вверх, пытаясь вырваться из липкой и вязкой жижи, которая стянула его.. Обдирая пальцы, он рвался наверх - туда, туда, назад к свету, к любви.. Но он увяз напрочь. Его уже купили и связали - обязательствами, родней, бытом... И он заплатил СЧАСТЬЕМ и ЛЮБОВЬЮ. Он заплатил СОБОЙ, тем, что делало его ЧЕЛОВЕКОМ... И поняв, что уже не отыграть назад, не вернуть прошлое и не вырваться, он сдался и медленно стал погружаться вниз, ложась на дно, теряя себя, заменяя ЖИЗНЬ на СУЩЕСТВОВАНИЕ..

Это он понял только сейчас... Как же его купили... Нет, он САМ. Сам продался, куда уж тут лукавить. Никто. Никто его не заставлял. Не тянул. Не толкал. Никто не стоял у него с ножом у горла, застваляя принять решение. Нет. Взвесив все он принял ЭТО решение, заранее согласясь на ЦЕНУ... И ему ее назвали... И пришлось заплатить...

Но это будет еще на третьем курсе.
А пока закончился только первый... И впереди еще было ясное небо. И все мечты еще были с ним...
Karbida вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.12.2013, 15:48   #3
Местный
 
Аватар для Karbida
 
Регистрация: 13.12.2013
Адрес: Подмосковье
Сообщений: 158
Хочу сказать Спасибо!: 0
Поблагодарили 12 раз(а)
По умолчанию

http://yune2.mybb.ru/viewtopic.php?id=188
Karbida вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы не можете редактировать сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


vBulletin® Version 3.6.8.
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: zCarot

Designed by RISE-N-FALL